"КУРСКИЙ КРАЙ", 3 том: СЛАВЯНЕ ДО РЮРИКОВИЧЕЙ

© автор: В.В. ЕНУКОВ

Глава 2. Материальная культура населения Посемья

2.1. Границы Посемья по данным археологии

В предыдущей главе была отмечена одна из особенностей Посемья, отличающая его от других регионов Северской земли, а именно высокая концентрация населения, что отражается в большом количестве памятников роменской культуры (карта). Однако уже самая общая характеристика роменских древностей дает основание для выделения и других признаков, помогающих детализировать границы региона.

Роменские памятники представлены тремя типами: городища, неукрепленные поселения и курганы. Центрообразующим элементом структуры расселения семичей в подавляющем большинстве случаев являлись городища, которые располагаются цепочками вдоль рек на расстояниях, тяготеющих, по мнению А.А. Узянова, к отрезкам в 7–9 км (Узянов А.А., 1987. С. 256). Вокруг них обычно располагались неукрепленные поселения, среди которых заметно преобладали совсем небольшие по размерам “хутора”. Количество неукрепленных поселений в Посемье необычайно велико. В целом они соотносятся с городищами как 4:1.

В “чистом виде” такая система расположения памятников в ареале роменцев больше нигде не фиксируется. К западу и юго-западу от Посемья, ниже по течению Сейма и Псла, чаще всего единственное неукрепленное поселение обычно либо примыкает непосредственно к городищу, либо вообще отсутствует (Сухобоков О.В., 1975. Карта 4; Седов В.В., 1982. Карта 20). В Подесенье и Поочье, наоборот, большинство памятников представлено селищами, однако какие-либо закономерности, аналогичные Посемью, в их размещении не прослеживаются (Никольская Т.Н., 1981. Рис. 2; Седов В.В., 1982. Карты 20, 22). Таким образом, преобладание неукрепленных поселений, концентрирующихся вокруг городищ, можно рассматривать как один из признаков структуры размещения памятников семичей. Соответственно, на расстояния между городищами, превышающие “стандарт”, при детализации границ Посемья следует обращать особое внимание. Кроме того, при решении вопроса о детализации пределов региона следует учитывать данные археологии, относящиеся к древнерусскому периоду. Правомерность такого подхода обусловлена территориальным тождеством “Посемья” и “Курского княжения” в письменных источниках, что было рассмотрено выше.

При картографировании роменских памятников бассейна Сейма и верхнего Псла были использованы сведения, которые содержатся в работах сводного характера (Сухобоков О.В., 1975; Древнерусские поселения Среднего Поднепровья, 1984; Приймак В.В., Радько Г.В., 1995; АКР. Курская область, 1998. Ч. 1; 2000. Ч. 2). Кроме того, внесены дополнения, которые явились, главным образом, результатом разведочных исследований самого последнего времени.

Достаточно легко устанавливаются северные, восточные и южные рубежи Посемья, которые проходят по Свапе до устья Усожи, далее на юго-восток, через устье Сновы, правого притока Тускаря, до среднего течения Рати, правого притока Сейма (карта). Затем граница круто поворачивает на юго-запад и выходит к Картамышевскому городищу на Псле, который и определяет южный рубеж Посемья. За очерченными пределами имеется широкая, зачастую в несколько десятков километров, полоса практически незаселенных земель, особенно обширная в восточном направлении, где она тянется на 200 км вплоть до Воронежского Подонья. Небольшим исключением, только подтверждающим правило, является поселение в поселке Олымский Касторенского района, которое находится в 100 км от крайнего восточного комплекса роменских памятников Посемья – городища и поселений в ближайшей его округе у д. Титово на р. Рать. В южной части Орловской области роменские памятники не выявлены, а древнерусские – исключительно малочисленны (АКР. Орловская область. 1992). Следует, правда, отметить, что Орловская область разведана не лучшим образом, хотя это во многом справедливо и в отношении северных районов Курской области. Но в данном случае весьма показательными являются городища. Подавляющее их большинство было выявлено давно, и современными разведывательными работами, как правило, список этого типа памятников дополняется незначительно. Следовательно, городища являются относительно объективным показателем размещения памятников на стыке современных Орловской и Курской областей. Роменские городища на Свапе достаточно многочисленны, тогда как выявленные на юге Орловщины городища не имеют напластований данной культуры, что весьма показательно. В связи с этим на поставленный в свое время А.К. Зайцевым вопрос о вхождении летописного Крома в территорию Посемья следует ответить отрицательно.

Сложнее определить западные и юго-западные границы, так как здесь не наблюдается отчетливо выраженных “нейтральных” зон. На Сейме в районе Рыльска наряду с городищами обнаружено около десятка неукрепленных поселений, что является характерной “посемьской” чертой. Ниже по течению продолжается цепочка городищ, однако концентрация “хуторов” убывает (всего 5). Перед городищем Лещиновка они вообще исчезают. Именно этот памятник следует считать крайним западным пунктом Посемья. Ниже по течению реки ближайшие от Лещиновки роменские городища находятся в 22-23 км (территория современной Сумской области), то есть на расстоянии, превышающем обычный “посемьский стандарт”. Если двигаться по правому высокому коренному берегу, то это Бунякино, если передвигаться с использованием бродов через Сейм – Горки-2 (карта). Эти городища уже явно тяготеют к древнему Путивлю. Вероятно, их возникновение и функционирование, как и Лещиновки, определялось причинами оборонительного характера. На данном участке Сейма, имевшем обширную заболоченную пойму, известно два брода: в Карыже (около 5 км от Лещиновки) и Бунякино (Беляев И.Д., 1846. С. 8). Бунякинский брод открывал со стороны водораздела Сейма и Псла, где проходил древний кочевнический шлях, прямую дорогу на Путивль, позволяя “выровнять” большую петлю Сейма. Лещиновка, возможно, контролировала подход к Рыльску через Карыжский брод. В 1-й половине XII в., в период спора между Переяславлем и Черниговом за обладание Посемьем, был создан рыльский укрепленный район, левый фланг которого “опирался” на вновь отстроенное городище Лещиновка (Енуков В.В., 2000. С. 11, 12; 2003б. С. 102–109). Именно здесь в XII–XIII вв. проходила граница между Путивльской волостью и Курским княжением (Приймак В.В., 1997а. Табл. I; Моргунов Ю.Ю., 1998. Рис. 18), что еще раз подтверждает правильность определения западного рубежа Посемья в предшествующее время.

На юго-западе А.К. Зайцев, как указывалось, проводил границу в районе Сум. Ю.Ю. Моргунов на основе данных археологии конкретизировал рубеж, полагая, что крайним курским пунктом на Псле в XII в. являлось городище в Ворожбе (по отношению Сум – ниже по течению), после которого следовал 40-километровый разрыв (Моргунов Ю.Ю., 1994. С. 28; 2003а. С. 88). Эту границу принимает и В.В. Приймак, однако он считает, что в указанное время памятники, расположенные от Ворожбы вверх по течению реки до широко известного в литературе комплекса у с. Горналь, составляли отдельную приграничную территорию, не входящую в Посемье (Приймак В.В., 1997а. Табл. I). Судя по приведенной карте, в основе последнего мнения лежит значительный разрыв, приходящийся на участок Псла между городищами, расположенными в округе Гочева и Горналя. Рассмотрим высказанное предположение.

А.К. Зайцев включил верхний Псел в состав Посемья на основании сообщения летописи под 1147 г. о том, что Глеб Юрьевич, заняв Курск, посадил своих посадников [выделено нами. – В.Е.] по Посемью “за полем” (Зайцев А.К., 1975. С. 96). Другими словами, посадников было не менее двух. Однако посылка двух или нескольких посадников только в Гочево (а других городищ в XII в. вплоть до Горналя неизвестно) выглядит малореальной. Таким образом, курские посадники должны были быть посланы и в какой- то из пунктов в районе современных Сум.

В пользу того, что “сумской” сгусток памятников входил в Посемье, свидетельствуют и данные археологии роменского времени. В IX-X вв. от Куриловки и Плехово, расположенных в районе Горналя, вверх по Пслу в размещении городищ действительно имеется разрыв примерно в 25 (от Плехово) – 27 км (от Куриловки) до “гочевского” скопления памятников, которое состояло из 7 городищ (карта). Но эта “лакуна” хорошо заполнена значительным количеством неукрепленных поселений, которых между Куриловкой и крайним в “гочевском” скоплении городищем Суходол насчитывается 11, причем значительная их часть (8) концентрируется в устье Воробжы, правого притока Псла, деля расстояние между городищами примерно пополам, что оказывается близким “посемьскому стандарту” расселения. Можно предположить, почему в этих условиях отсутствовала крепость. На интересующем нас участке Псла топографические условия мало подходили для создания укрепленных поселков. Впрочем, не исключено, что городище просто не сохранилось до наших дней. Но факт остается фактом: “посемьский” признак расселения роменцев – преобладание неукрепленных поселений – четко фиксируется на значительном отрезке верхнего Псла вплоть до Горналя – Великой Рыбицы, после чего довольно быстро “теряется”. Ниже по течению от Ворожбы ближайшее роменское городище Горка находится в 30 км. Однако, по сведениям В.В. Приймака, не исключено, что этот памятник, как и расположенное ниже по течению городище Азак, вообще не содержал роменских напластований. Таким образом, весьма вероятно, что “разрыв” в заселенности этого участка Псла был еще большим.

“Территориальная целостность” Посемья как бы нарушалась “полем” (ширина водораздела Сейма и Псла достигала 60–80 км), что, в общем, вполне понятно. С одной стороны, именно здесь проходил традиционный маршрут набегов кочевников, что, несомненно, представляло собой значительную опасность, с другой – в роменское время, как, впрочем, и в древнерусское, относительно высокие водоразделы практически не заселялись. Однако в Посемье имеется отступление от этого правила, которое выявилось после планомерных разведочных работ под руководством А.В. Кашкина. По Реуту, левому притоку Сейма, как оказалось, шла цепочка довольно многочисленных поселений, которые доходили практически до центральной части водораздела и максимально приближались к бассейну Псла, территориально увязывая сеймский и псельский регионы (Кашкин А.В., Узянов А.А., 1991). Столь неудобные для жизни условия должны были оправдываться какой-то целью, которая, судя по всему, заключалась в формировании целостной структуры расселения в Посемье. Видимо, необходимость в этом перевешивала риск существования в условиях постоянной угрозы набега. Таким образом, расстояние от крайнего южного поселения на Реуте у с. Высокое до ближайшего поселения в бассейне Псла у с. Гридасово составляло 22 км, до Гочевского комплекса – 35 км (карта). Интересно, что на Реуте не обнаружено ни одного роменского городища, что на уровне наших знаний об этом микрорегионе пока необъяснимо.

В заключение обзора географии Посемья по данным археологии кратко остановимся на довольно спорном вопросе о принадлежности территории донецкого клина, который протянулся на 150 км к югу от рассматриваемого региона, упираясь своим острием в “харьковские” городища Донецкое (летописный Донец) и Хорошевское. В древнерусское время эта весьма слабо населенная область, вероятно, входила в Курское княжение (Плетнева С.А., 1964; Зайцев А.К., 1975. С. 96; Моргунов Ю.Ю., 1994), хотя до сих пор не ясен ее статус. Тот факт, что здесь после значительного перерыва в 100–150 лет отстраивались крепости, причем нередко на бывших роменских городищах, приводит к выводу об определенной стратегической (не обязательно военной) заинтересованности славянского мира в их существовании.


СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
06.10.2010 г. См. еще:
"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 томах:

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову