автор: М. ЛАГУТИЧ.

ИСТОРИИ ЛЬГОВСКОГО СУДА:
Налоги платить надо!

17 декабря 1826 года льговским судом было возбуждено уголовное дело, расследовавшееся шесть месяцев. Стали поступать многочисленные жалобы на дворянского земского заседателя Льговского уезда Викторова. Ему было поручено взыскивать налоги с должников. Последние годы злостных нарушителей становилось все больше. Причем не только среди крестьян, но и зажиточные граждане стремились как-то увильнуть. Все жаловались на стихийные бедствия, плохие урожаи, свою невезучесть.

Викторов знал, что в прошлом году было рассмотрено 423 уголовных дела, из них почти половина о налогах, осуждено 244 человека, но среди них ни одного должника! Это его возмущало. К порученному заданию отнесся со всей серьезностью. Несмотря на крупную комплекцию и физическую силу немалую, ходил, постоянно опираясь на толстую палку и в сопровождении двух стражников. Начинал беседу с должниками мирно, а заканчивал своей тяжелой палкой, причем стражники вынимали из ножен шашки и молча наблюдали происходящее.

Суд пришел в затруднение. Ну, бил, так не для себя старался, долги ведь государству платить надо вовремя. Да и налоги в казну стали поступать с перевыполнением. Льговский суд обратился за советом к губернатору, тот к Министру юстиции, последний доложил Императору. Николай Первый своим манифестом от 22 августа 1826 года дело закрыл, «...а Викторову доведена высочайшая монаршая милость впредь так не поступать при взимании недоимок».


(ГАКО. Ф-567,св.№3,д.67)

Надворный Советник, мелкий помещик Льговского уезда Евдоким Иванович Шкилев давно усвоил, что наглость тоже счастье. Его в уезде знали хорошо, и никто с ним не связывался. Он перессорился со всеми соседями, сослуживцами, но своего никогда не упускал. А потом решил поссориться и с государством. Перестал платить налоги и все-тут. И налоги небольшие, накопилось всего 47 рублей, да пени 25 рублей, но дело принципа.

Уездный суд слал повестки, предупреждал, но помещик все игнорировал. Тогда приняли решение взыскивать по частям с пенсии. Но Шкилев тут же жалуется на суд самому губернатору. Он сообщает, что влачит полуголодное существование, имение старое, крестьяне все ленивые, порубили в его лесу деревья, урожаи низкие, а ему еще семью содержать, да лекарства себе покупать.

Губернатор входит в его положение, сочувствует, но отвечает, что налоги платить все же надо. Шкилева такое бездушное положение возмутило, и он пишет во все инстанции.

Следует Указ его Императорского Величества Самодержца Всероссийского Льговскому Полицейскому управлению: «Жалобу оставить без последствий».

Курская казенная палата сообщает в Губернское правление: «...на имение же Шкилева взыскание не обращалось потому, что человек он очень кляузный, и любит писать прошения на всякие законные действия исполнительных чинов». Губернское правление тоже хорошо узнало Шкилева и накладывает резолюцию: «В жалобе отказать, действия полиции правильные, наложение взыскания на пенсию, а не на землю правильное».

Но жалобами уже завалена столица (это сколько же денег на письма ушло). В сентябре дело рассматривает Правительствующий Сенат России и решает - не хочет платить с пенсии, конфисковать имущество!

Но здоровье Шкилева уже подорвано годами борьбы за свои личные права и с горечью в душе за не доведенное до конца дело он умирает.

Решение Сената за номером 249 доводят уже до его наследников.


(ГАКО. Ф-33, оп.31, д.918)

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ

Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
01.02.2010 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову