автор: М. ЛАГУТИЧ.

ПЕРВЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ

С.Н.Деркач. 1930 г.
С.Н.Деркач. 1930 г.

В Льгове Степан Деркач появился в 1914 году. Приехал из-под Путивля, имел 4 класса образования да еще беспокойный характер. Но была у него одна слабость, - если видел чистый лист бумаги, так и тянуло обмакнуть ручку в чернила и изложить свои мысли. Зачитывался Чеховым и Гоголем, а в душе имел тайную от всех мечту написать книгу.

Найти в городке работу было делом непростым, а предложить он мог, только свой красивый почерк да усердие. Пришлось временно пристроиться в полицию писарем, он и подумать не мог, что придется когда-то оправдываться, за этот эпизод. Работа была скучная, но устраивало то, что было много свободного времени. Вскоре он перезнакомился с вольнодумной молодежью, стал сообщать о делах и планах «стражей порядка», предотвратив тем самым арест многих революционно настроенных друзей.

В этот период Степан и стал давать свои первые корреспонденции в курскую печать. Они понравились читателям. Послал он несколько заметок и в центральные газеты. Неожиданно для Деркача они были напечатаны.

После Октябрьской революции Степана Несторовича принимают в Коммунистическую партию и выбирают в состав первого уездного комитета РКП(б) на должность заведующего канцелярией. Он принимает самое деятельное участие в налаживании мирной жизни уезда, создании местной печати.

Еще в начале года Деркач стал направлять свои корреспонденции в Петроградское Телеграфное Агентство, а с преобразованием последнего в Центральное Российское (РОСТА) Степан Несторович получает предложение создать в Льгове его отделение. Теперь, благодаря талантливым корреспонденциям Степана Деркача, Москва стала получать информацию о положении в уезде, а местная газета - оперативные сводки о положении в Республике и за рубежом.

21 октября 1918 года в Льгове проходит первый уездный чрезвычайный сьезд Советов. Присутствуют на нем 50 делегатов. Многие из них впоследствии погибнут от рук деникинцев. От имени ВЦИК приветствует сьезд заместитель наркома внутренних дел Бухарцев, выступит от имени украинских коммунистов Чиж, от курских рабочих поздравит делегатов Спицин. Будет избран первый исполком. Обо всем этом уйдут в столицу информации Деркача.

В получаемых газетой сводках из столицы появляются сообщения об организации советских профсоюзов. Беспокойный Деркач решает создать их в Льгове. 21 ноября под его председательством проходит первое обьединеное заседание советских служащих, постановивших организовать профсоюзный комитет «Труд».

Тираж Льговской газеты «Известия» был небольшой, получали ее в основном государственные учреждения и активисты. Номера стали пропадать. Деркач обращается за помощью и 26 ноября в газете появляется обьявление:

«В газету поступают заявления, что получается она нерегулярно. О каждом случае будет сообщено в Льговскую ЧК для расследования и привлечении к ответственности виновных».

Печати придается политическое значение.

Такой беспокойный активист не всем пришелся по вкусу. Начинается его тихая травля, распускаются слухи о службе в полиции. Степан Несторович пишет заявление, что в сложившейся обстановке он не может продолжать выполнять свои обязанности.

5 декабря 1918 года в «Известиях» появляется обьявление Льговского УК РКП (б):

«Рассмотрев заявление исполкома и биографические материалы о С. Деркаче, признается, что он является незаменимым и имеющим заслуги, честно исполняющим свои обязанности пролетарием. Все лица, которые имеют против него компроментирующие материалы, должны в двухнедельный срок предоставить письменные заявления. Если таковых не поступит, считать, что слухи и сплетни о Деркаче распространяются врагами преднамеренно с целью подрыва Советской власти».

Заявлений не поступило.

Оживает культурная жизнь города Льгова. В профсоюзе служащих «Труд» организуется первый советский коллектив любителей драматического искусства. 23 января 1919 года в помещении Народного дома будет поставлен первый спектакль «Сыщик»- комедия в трех действиях Мясницкого. Весь сбор поступит на счет профсоюза. И начиная с этого спектакля, Степан Деркач будет регулярно публиковать на них рецензии.

21 сентября 1919 года в Льгов вошли войска генерала Деникина. Через несколько дней после оккупации, по доносу, Деркач был арестован. Благодаря нескольким сохранившимся его корреспонденциям, мы теперь можем восстановить некоторые страницы этого периода. Льгову не повезло. Расположился в нем вошедший в историю своей жестокостью 3-й Дроздовский полк. По занятии города все силы полка были брошены на поиски коммунистов и советских служащих. Позже, Степан Несторович расскажет, что был оставлен для организации подпольной борьбы в тылу противника, но ничего сделать не успеет.

Нижний этаж дома, где до этого находился Льговский уездисполком, был превращен в тюрьму. Туда доставлялись люди, сотрудничавшие с Советской властью. Находились все в одной комнате, неотапливаемой, без пищи, под строгим надзором. Военно-полевой суд разместился в доме купца Дьячкова, теперь это жилой дом на углу улиц Ленина и Гайдара. Там хозяйничали комендант полка Макман и его помошник Виноградов.

Командир полка полковник Манштейн потерял в боях с красными левую руку и с тех пор, по его выражению, мог спокойно смотреть только на мертвых большевиков. Сразу начались казни. Проводились они, как правило, ночью, на лугу, ниже городской больницы, там, где течет теперь чистая родниковая вода.

Позже Деркач вспомнит, что 1 октября к ним втолкнули избитого человека, назвавшегося Вовенко. Никто из местных его не знал. Прибывший Манштейн выстроил арестованных и обратился к Вовенко:

- Что чекистская сволочь, приговорили мы тебя к расстрелу, но красные у нас так просто на тот свет не уходят.

И приказал караульным солдатам всыпать ему 50 ударов шомполами. Началось избиение, а полковник покуривал и присматривал, чтобы били сильней. Когда 25 ударов было нанесено, Вовенко чуть дышал. Макман распорядился облить его водой и опять бить. Когда палачи ушли, Вовенко лежал на полу и запекшимися губами шептал, чтобы его скорее добили. Но на расспросы, кто он и откуда, только отрицательно качал головой. Вечером солдаты потащили его на луг и расстреляли разрывными пулями.

В это время генерал Белой Гвардии Дроздовский запишет в дневнике:

«А, в общем, страшная вещь гражданская война, какое озверение вносит в нравы, какою смертельною злобой и местью пропитывает сердца, жутки наши расправы, жутка та радость, то упоение убийством, которое не чуждо многим. Сердце мое мучится, но разум требует жестокости».

На глазах Деркача было замучено более тридцати человек. Каждый вечер он ждал, что на луг поведут и его. Но, неожиданно, пришло распоряжение контрразведки его и еще нескольких товарищей перевести в Курск. Это его и спасло. Курская тюрьма была забита арестованными, разбираться с которыми не хватало времени, а неожиданный прорыв Красной Армии заставил деникинцев, бросив все, спешно уходить на Украину.

16 ноября Льгов был освобожден Красными конниками Примакова и пехотной дивизией Эйдемана. А еще через несколько месяцев, 3-й Дроздовский полк под Новочеркасском был разбит, а его командование взято в плен.

12 декабря 1919 года создается комиссия по похоронам жертв деникинского террора. Секретарем назначается Деркач. Он проведет большую работу по розыску тел погибщих, установлению их имен, но далеко не все будут найдены. Пленум исполкома в заседании от 19 февраля 1920 года обсудит вопрос о памяти павших. Будет принято решение соорудить на Покровской площади один общий памятник с начертанием на нем имен павших и возложением венков от партии.

1 мая, на площади ставшей носить это имя, был открыт памятник. Только благодаря сохранившимся в архивах сообщениям Степана Деркача, мы знаем имена захороненных:

Иван Григорьевич Карачевцев, Шведов, Иван Федорович Полянский, Михаил Захарович Мухин, Илларион Захарович Мухин, Иван Васильевич Жуков, Герасим Васильевич Скрылев, Петр Иванович Плигин, Иван Иванович Восков, Захар Семенович Свинарев, Михаил Васильевич Шатров, Иван (фамилия неизвестна), Алексей Жарких, Василий Тренев, два неизвестных, агроном Малиновский, Николай Григорьевич Рязанцев, Михаил Стефанович Скоробогатских, Андрей Евин.

Позже Деркач опишет похороны положенного в эту же могилу члена Износковского сельсовета, большевика Дмитрия Тимофеевича Яркина, председателя уездного комитета профсоюзов Н.В. Довженко, убитых двух молодых учительниц из Ольшанки.

Пройдут годы и уже в Великую Отечественную войну, в период немецкой оккупации Льгова исчезнет мраморная плита с их именами. Будут рассказывать, что спрятали ее пионеры, но кто и куда, останется неизвестным. Так и остался с тех пор безымянным мраморный обелиск на братской могиле во дворе средней школы.

После восстановления Советской власти Льгов начал возрождаться, стала оживать общественная жизнь. В Курске организовалось губернское отделение РОСТА, уездный корреспондент Деркач начинает информировать и его. Учитывая появление его талантливых корреспонденций в центральной прессе, с 5 февраля Степана Несторовича зачисляют в штат «Курской правды».

Первая братская могила в Льгове
Первая братская могила в Льгове
(Фото С.Лагутича).

Пережитое в деникинской контрразведке не проходит бесследно. Вышел он оттуда поседевшим и глубоко уставшим. Первый раз за всю трудовую деятельность просит отпуск и уезжает в Славянск. Но беспокойный дух газетчика, не дающий спать по ночам, заставляет и оттуда присылать материалы для родной газеты.

Степан Несторович создает сеть волостных корреспондентов и ежедневно снабжает информацией губернский отдел и местную газету «Красное знамя». Первый номер вышел 26 декабря 1920 года. Выходила она три раза в неделю тиражом 1000 экземпляров. Ответственным секретарем был назначен, конечно же, незаменимый Деркач. Он сразу же столкнулся с большими трудностями. Нет бумаги, краски, канцелярских служащих, а самое плачевное - недостаточна связь с массами. Ему предстоит работать так, чтобы газета стала интересной, желанной, популярной среди читателей.

Как-то, посетив усадьбу Барятинских, Степан Несторович присмотрел пишущую машинку, как она ему была необходима и сразу облегчила работу. Но проведал редакцию председатель уисполкома и забрал ее себе.

Криком души можно назвать сохранившееся в архивах следующее заявление:

«Ввиду того, что я окончательно остался без обуви и костюма, прошу отпустить мне их за наличный расчет, иначе невозможно далее так существовать, тем более что мне как представителю печати приходится всегда быть среди масс. А появление без сапог и костюма вызывает насмешки и унижения. Деркач».

Но стоит на заявлении резолюция:

«Удовлетворить не представляется возможным!».

Надвинулась новая трудность - бумажный кризис. Документы этого периода написаны на всевозможных клочках, чистых сторонах дореволюционных бумаг. С 30-го июня, газету печатать уже не на чем и она закрывается. Вместо нее выпускается стенная газета тиражом 300 экземпляров, которая вывешивается в людных местах. К счастью, это длилось недолго.

С 1923 года начинает выходить приложение к газете, еженедельный юмористический журнал «Колючка». Этот младший собрат знаменитого «Крокодила» выходил двухцветным, с множественными шаржами на руководителей района, со стихотворными и прозаическими произведениями местных авторов, тиражом 500 экземпляров. Комплект этих журналов был у М.Г. Гнутовой, жившей на улице Советской, но после ее смерти он пропал. Нет его ни в одном архиве и книгохранилище. Известен только один номер.

С июля 1928 года газета получает название «Ленинский путь», которое сохранится несколько десятилетий.

Идут годы, постепенно со страниц газеты исчезает критика, дискуссии, начинают публиковаться материалы политических процессов. А для местной газеты становятся характерными обьявления такого рода:

«Я, гражданин г. Льгова Дьячков А.Н. порываю всякую связь со своими родными отцом и матерью. Живу самостоятельно».

Страна вступала в период истории, который назовут потом - культом личности. Здоровье Степана Несторовича уже подорвано. Обострились ревматизм и туберкулез. 24 июля 1932 года перестало биться его сердце. Но навечно остались в архивах материалы за подписью - ­корреспондент Деркач.


Источники:

ГАКО. Р-865.Оп.4.Д.1. Журнал заседаний исполкома Льговского уездного комитета раб. и крест. депутатов № 4, 24.
ГАКО. Р-3820 оп.1, д.1, 3, 4, 23.
ГАКО. Р-1813. оп. 1. д. 21, 122.
Красное знамя.//Льгов. № 33, 1921.
Ленинский путь.//Льгов. 6. 06. 1931.
Известия Льговского уисполкома. 26. 11. 18; 5.12. 1918.
Воспоминания М.С.Деркач. (Соб. архив).

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ

Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
07.02.2010 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову