ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ.

авторы: И.П. Бабин, М.М. Озеров.

ПЕТРОВСКИЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В ОБОЯНСКОМ КРАЕ

После своего образования в августе 1649 г. Обоянский уезд являлся административно-территориальной единицей, напрямую подчинявшейся Москве и управлявшейся воеводой. В военно-административном отношении он состоял в ведении Белгородского стола Разрядного приказа. В 1658 г. уезд вошел в состав Белгородского разряда — особого военно-территориального и административного района, объединившего несколько южнорусских уездов. Центр Белгородского разряда изначально находился в Белгороде, а позднее был перенесен в Курск. Во главе Белгородского разряда стоял воевода Белгородского полка. В Обоянском уезде в XVII в. числилось свыше 40 населенных пунктов, входивших в состав трех станов: Солотинского, Рудавского и Залесского.

Во второй половине 1699 г. в Обоянь, как и в другие российские города, пришла первая петровская административная реформа: впервые состоялись выборы городского бурмистра. В ведение этих должностных лиц от городовых воевод были переданы управление посадским населением, сбор рекрутов, надзор за выборами целовальников и счетчиков, отвод домов для постоя и ряд других вопросов. Первым выборным обоянским бурмистром стал Терентий Чикин. С 1699 по 1708 г. Обоянский уезд по-прежнему относился к Белгородскому разряду(1).

В декабре 1708 г. вышел указ Петра I «Об учреждении губерний и о росписании к ним городов», в соответствии с которым вся территория России была разделена на восемь губерний(2). Обоянь, согласно этому указу, была отнесена к Киевской губернии.

В период с 1709 по 1719 г. в составе вновь образованных губерний возникли особые административно-территориальные единицы — провинции. В отличие от губерний они учреждались не на основании законов или указов, а чисто административным порядком, т.е. по усмотрению губернаторов. Отсутствие в фондах Сената и других высших правительственных учреждений документов, четко определяющих состав провинций указанного времени, привело некоторых исследователей к отрицанию факта существования таковых ранее 1719 г., когда в стране была проведена провинциальная реформа. Так, известный историк М. М. Богословский писал, что в Киевской губернии в 1710–1715 гг. провинциального деления не было, поскольку «здесь сохранялось старинное деление на полки»(3).

Однако П. Н. Мрочек-Дроздовский еще в 1876 г. отметил, что Обоянская провинция упоминается, наряду с другими провинциями Киевской губернии (Белгородской, Белевской, Брянской, Карачевской, Курской, Ливенской, Орловской, Севской и Старооскольской), в «Ведении из Киевской губернии от 1 августа 1718 года о жалованье»(4). О том, что Обоянь в период между 1708 и 1719 гг. являлась центром Обоянской провинции Киевской губернии, указал также А. И. Раздорский(5).

В ходе подготовки материалов по истории Обоянского края нами среди документов РГАДА были найдены многочисленные подтверждения существования Обоянской провинции. Так, например, упоминание о ней встречается в каждой преамбуле к сказкам однодворцев пушкарской, стрелецкой, казачьей, сторожевой, солдатской и рейтарской служб города Обояни, Рудавского, Зоринского, Реутского, Залесского, Воробженского, Каменского, Солотинского станов Обоянского уезда Обоянской провинции 1719 г.(6)

Сведения, подтверждающие существование этой административно-территориальной единицы, были обнаружены и в более ранних документах 1716 г., хранящихся в фонде Обоянской приказной избы(7). В них, наряду с указами Киевской губернской канцелярии и с отписками воевод, содержатся данные о составлении ведомостей об окладных сборах за 1712–1715 гг. по Обоянской провинции.

Результаты дальнейших поисков позволили нам установить, что Обоянская провинция в рассматриваемый период включала не только населенные пункты перечисленных выше станов Обоянского уезда, но также ряд других уездов и городов. В частности, в РГАДА в фонде Обоянской ландратской канцелярии, канцелярии судных и розыскных дел хранится дело за 1716 г., которое содержит обширную переписку по вопросам рассылки различных указов в города Обоянской провинции. Из переписки следует, что в ее состав, помимо Обояни, входили города Путивль, Яблонов, Суджа, Мирополье, Недригайлов и Каменный(8). В РГВИА нами были обнаружены планы всех вышеперечисленных городов, размещенные на одном общем плане-карте, озаглавленном «Планы городов Обоянской провинции…». План ориентировочно выполнен в период с 1712 по 1719 г.(9)

Что же собой представляла Обоянская провинция Киевской губернии? Ее территория занимала почти все междуречье Сейма и Псла и тянулась узкой полосой с востока на запад, огибая г. Сумы с его уездом. На востоке она граничила с Оскольской провинцией, на западе — с Севской, на севере — с Курской, на юге — с Белгородской.

В состав Обоянской провинции входило (вместе с уездными городами) 204 населенных пункта, из которых 28 селений относились к Яблоновскому уезду, 12 — Миропольскому, 7 — Каменному, 21 — Суджанскому, 59 — Путивльского, 76 — Обоянскому. Вне уездного деления состоял г. Недригайлов.

Общая протяженность провинции с востока на запад достигала почти 300 км (только расстояние между Путивлем и Яблоновом по прямой составляло 237 км, а по тогдашним дорогам более 500 км). Расстояние между северной и южной границами колебалось от 30 до 70 км.

Крепости Обоянской провинции имели многочисленные и хорошо вооруженные гарнизоны, общая численность которых превышала 4000 служилых людей. Из артиллерии на вооружении крепостей находилось 75 железных и медных пищалей, 26 затинных пищалей, 7600 пушечных и более 1200 гранатных ядер(10).

Административно-территориальные изменения в эпоху правления Петра I происходили непрерывно, поэтому мы остановимся только на тех из них, которые непосредственно касались Обоянского края.

О начальном периоде существования Обоянской провинции и о должностных лицах, которые ее возглавляли, имеются только отрывочные сведения. Во вновь созданных губерниях вместо воевод были введены должности комендантов, а в провинциях — обер-комендантов. В ведении последних находились вопросы административного, военного, полицейского и финансового управления и суда. При обер-комендантах действовали канцелярии, выполнявшие посреднические функции между высшими (губернскими канцеляриями) и низшими (до 1715 г. комендантскими, а в 1715–1719 гг. ландратскими канцеляриями) местными учреждениями общего управления. Известно, что последним обоянским воеводой прежнего статуса был в с 1709 по 1711 г. стольник князь Яков Тимофеевич Мышецкий(11).

Недавно в ЦГИАУК Р. А. Сапелиным были найдены «Рекрутские списки Обоянского уезда 1711–1714 гг.» Среди документов, посвященных рекрутскому набору за 1711–1712 гг., имеется несколько доношений из Обояни киевскому губернатору Д. М. Голицыну, подписанных воеводой В. Кафтыревым. В одном из них упомянуто, что в 1711 г. за набор рекрутов в Обояни отвечал стольник Иван Михайлович Стремоухов(12).

Указанные материалы дают основание предположить, что в 1711 г. воеводой в Обояни (уже с полномочиями обер-коменданта) какое-то время был Стремоухов, а в 1712 г. его на этом посту сменил Кафтырев. Это предположение подтверждает черновик письма Кафтырева, в котором датой начала своей службы в Обояни он указывает 10 сентября 1712 г. (при этом свою должность в 1712 г. он не указал)(13).

По именному указу от 28 января 1715 г. было введено разделение губерний на ландратские доли. Во главе долей были поставлены ландраты со своими канцеляриями, подчиненные губернскому ландратскому совету под председательством губернатора. Упомянутый указ предусматривал упразднение должностей гражданских обер-комендантов и ликвидацию провинций, но на деле этого не последовало(14).

Нововведения 1715 г. существенным образом не затронули устройство Обоянской провинции. Ландратская доля, величина которой была определена в 5300–5800 тягловых дворов, соответствовала количеству дворов, уже состоявших в ней до этого. Должностными лицами, возглавлявшими Обоянскую провинцию в этот период были ландрат Василий Иванович Кафтырев и комиссар Григорий Афанасьевич Спешнев(15).

Кафтырев (1665 — после 13.10.1727) состоял на службе с 1687 г. В 1687–1700 гг. он имел служилый чин жильца. С 1700 г. — поручик. В 1701–1704 гг. состоял при посольстве Д. М. Голицына в Турции, в 1704 г. был «у дел» в Новгороде. В 1712–1713 гг. занимал должность обоянского воеводы, а в 1713 г. — белгородского коменданта. С 7 января 1715 г. по 1719 г. являлся ландратом Обоянской провинции. С 22 августа 1719 г. по октябрь 1722 — воевода Владимирской провинции. В 1727 г. числился в стольниках, проживал в Москве. Был «уволен от дел, за старостью» 11 октября 1727 г.(16). Быстрое продвижение Кафтырева по службе объяснялись просто: он был родственником всесильного князя Дмитрия Михайловича Голицына.

О Спешневе известно меньше: в 1677 г. он служил воеводой в Ефремове, а до этого был дьяком.

Вполне вероятно, что Кафтырев и Спешнев с небольшими перерывами руководили Обоянской провинцией в течение всего рассматриваемого периода (с 1712 по 1719 г.).

Удалось выяснить, что собой представлял новый административно-управленческий аппарат Обоянской провинции. В состав канцелярии города Обояни в 1718 г. входили: комендант, провиантмейстер, два подьячих средней статьи. Содержание провинциального аппарата состояло из денежного жалования и хлебной дачи: комендант получал 120 руб. и 120 четвертей хлеба, провиантмейстер — 60 руб. и 60 четвертей, подьячий средней статьи — 20 руб. и 20 четвертей»(17).

Петровские административные реформы на местах проходили с большими трудностями. Созданию нового управленческого аппарата и его нормальному функционированию мешало отсутствие подготовленных кадров, а порой и просто мало-мальски грамотных служилых людей. В письме киевскому губернатору Д. М. Голицыну о выборе комиссаров В. И. Кафтырев сообщал, что «у обоянских обывателей оное число выбрать не с кого»(18). Существенно осложняли работу чиновников и проводимые в то время розыскные мероприятия о хищении денег в Киевской губернии, которые вел капитан майорской канцелярии А. Н. Головкин. К дознанию привлекались и длительное время (до полугода) находились в Курске с отрывом от своих служебных дел обоянские комиссары и бурмистр с подьячими(19).

Организация и управление Обоянской провинции имели свои специфические особенности, отличавшие ее, например, от Курской провинции. В Сумах и примыкающей к ним западной части Обоянской провинции был расквартирован Сумской слободской казацкий полк. По две сотни этого полка квартировали в Судже и Мирополье и одна сотня — в Недригайлове. Еще одна сотня слободских казаков находилась в слободе Пене (в то время — Карповского уезда Белгородской провинции). С одной стороны, казацкий полковник в военном отношении подчинялся ландрату (воеводе), а с другой, имел практически никем не ограниченную власть в управлении своим полком. Противоречия между властными полномочиями воевод и полковников способствовали злоупотреблениям, как со стороны воевод, так и со стороны слободских полковников.

В первой четверти XVIII в. в Обоянской провинции проживало много черкас, как называли в те времена украинцев. В Обоянском уезде они селились компактно в отдельных слободах и селах. Черкасы были освобождены от тягла, воинской повинности и управлялись назначаемыми приказчиками и выборными атаманами. Согласно переписи 1720 г., на территории Обоянского уезда имелся ряд крупных селений, большинство населения которых составляли черкасы. Таковыми были, например, слобода Алексеевка на Медвяном Колодезе (современная Медвенка) и слобода Павловка. Всего в уезде в 1720 г. проживало 1872 «поданных черкаса» мужского пола(20). Присутствие на территории Обоянской провинции слободских полков и украинского населения до известной степени усложняло управление данной территорией.

Административно-территориальные реформы были продолжены и в конце 1710-х гг. Указом от 29 мая 1719 г. было введено новое деление государства: Россия подразделялась на 11 губерний, включавших, в свою очередь, 50 провинций. Бывшие провинциальные города Курск и Обоянь вошли в состав Белгородской провинции Киевской губернии. К ней же были отнесены Мирополье, Яблонов и Суджа. Путивльский и Каменный уезды, а также Недригайлов попали в Севскую провинцию.

В ходе провинциальной реформы 1719 г. были ликвидированы ландратские доли, а вместо них введены новые административно-территориальные единицы — дистрикты, возглавлявшиеся земскими комиссарами(21). Обоянский дистрикт существовал, по-видимому, до 1727 г., когда дистрикты были упразднены и вместо них вновь восстановлены уезды. В составе Обоянского дистрикта числились, вероятно, только Мирополье, Яблонов и Суджа. В 1723 г. Мирополье был выведен из состава Обоянского дистрикта.

Из документов Обоянской ландратской канцелярии удалось выяснить, что обоянским комиссаром с 1716 по 1720 г. был уже упоминавшийся Г. А. Спешнев, обоянский помещик, до этого не занимавший никаких должностей. Именно при нем состоялась передача Обояни в состав Белгородской провинции. Позже Спешнев являлся управителем Обоянского дистрикта вместо В. И. Кафтырева.

В 1721 г., когда Спешнева отозвали на смотр в Москву, его место занял Харлам Петрович Переверзев(22). В 1722 г. земским комиссаром в Обоянь был определен Дмитрий Петрович Мелентьев, присланный сюда из Камер-коллегии(23). По утвержденному в январе 1721 г. регламенту Главного магистрата в городах России было предписано создать городовые магистраты. К 5-й категории, куда были отнесены «малые города и слободы» с числом дворов менее 250, была приписана и Обоянь. В ходе данной реформы прежние приказные палаты в провинциях были переименованы в канцелярии.

Время показало, что местные органы, созданные при Петре I, оказались нежизнеспособными. Россия не была готова к отделению суда от администрации, надзора от исполнения, финансового управления от полиции. Вновь созданные учреждения требовали огромных средств. Ни доли, ни дистрикты в итоге так и не смогли заменить собой уезда. Вскоре после смерти Петра I в 1727 г. в ходе очередной административно-территориальной реформы уезды были восстановлены, а дистрикты упразднены. Фактически страна вернулась к прежней веками испытанной системе уездного деления. Во главе уездов были вновь поставлены воеводы(24).

Обоянская провинция, учрежденная в годы петровских реформ, просуществовала всего девять неполных лет (с 1712 по 1720 г.), оставив неглубокий, почти незаметный след в истории этого края. Обоянский же уезд просуществовал без малого два века — по май 1924 г., когда по постановлению Президиума ВЦИК одна его часть вошла в состав Курского уезда, а другая — в состав вновь образованного Борисовского уезда Курской губернии. В июне 1928 г. после ликвидации Курской губернии и перехода на областное, окружное и районное деление был создан Обоянский район, вошедший в Курский округ Центрально-Черноземной области. С 1934 г. он находится в составе Курской области.

В данной публикации мы лишь частично затронули сложную и пока недостаточно изученную тему истории проведения петровских административно-территориальных реформ. Административный статус и территориальная принадлежность городов нынешних Курской, Белгородской и смежных с ними областей в переходный период 1708–1719 гг., а также структура и функции местных органов власти в этот период требуют дальнейшего, более углубленного изучения.


П р и м е ч а н и я

1. Описи архива Разрядного приказа XVII в. / Подгот. текста и вступ. ст. К. В. Петрова. СПб. 2001. С. 629.

2. Российское законодательство X–XX веков: в 9 т. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986. С. 166–169.

3. Богословский М. М. Областная реформа Петра Великого. Провинция 1719–27 гг. М., 1902. С. 68.

4. Мрочек-Дроздовский П. Н. Областное управление России XVIII века до учреждения о губерниях 7 ноября 1775 года. Ч. 1: Областное управление эпохи первого учреждения губерний (1708–1719 г.). М., 1876. С. 24.

5. Раздорский А. И. Из истории областной реформы Петра Великого: (Адм.-тер. статус Курска и Обояни в 1708–1719 гг.) // Государство и общество в России: XV — начала XX века: Сб. ст. памяти Николая Евгеньевича Носова. СПб., 2007. С. 387–394.

6. РГАДА. Ф. 350 (Ландратские книги и ревизские сказки). Оп. 2, ч. 2. Д. 2347. Л. 1–717.

7. Там же. Ф. 1147 (Обоянская приказная изба). Оп. 1. Д. 68.

8. Там же. Ф. 1028 (Обоянская ландратская канцелярия, канцелярия судных и розыскных дел). Оп. 1. Д. 27. Л. 14 об.

9. РГВИА. Ф. 349 (Главное военно-техническое управление). Оп. 27. Т. 1. Д. 6.

10. Сведения по крепостям, вошедшим в состав провинции, приводятся по состоянию на 1678 г.

11. РГАДА. Ф. 210 (Разрядный приказ). Оп. 21. Д. 1480.

12. ЦГИАУК. Ф. 59. Оп. 1. Д. 7 (Рекрутские списки Обоянского уезда 1711–1714 гг.). Л. 93–94, 100, 337–339, 340–342.

13. РГАДА. Ф. 1028. Оп. 1. Д. 3. Л. 12 об.–13.

14. Бабич М. В. Канцелярия обер-коменданта провинции // Государственность России: Гос. и церков. учреждения, сослов. органы и органы мест. самоуправления, единицы адмтер., церков. и ведомств. деления (конец XV века — февр. 1917 г.): Слов.-справ. Кн. 2: Д–К. М., 1999. С. 213.

15. РГАДА. Ф. 1028. Оп. 1. Д. 25 (О назначении В. И. Кафтырева ландратом Обоянской провинции и выборе им комиссаров 1716 г.). Л. 1.

16. Областные правители России, 1719–1739 гг. / Сост. М. В. Бабич, И. В. Бабич. М., 2008. С. 363–364.

17. Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве министерства юстиции. Т. 3. М., 1876. С. 217–218.

18. РГАДА. Ф. 1028. Оп. 1. Д. 25. Л. 3.

19. Канцелярия гвардии капитана А. Н. Головкина работала в Курске со второй половины 1715 г. по июнь 1719 г. по «пунктам» фискала Киевской губернии И. О. Безобразова о присвоении чиновничеством губернии 700 тыс. рублей и укрывательстве в ней 17 тыс. беглых и дезертиров.

20. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2, ч. 1. Д. 284 (Подлинная выписка по сказкам подданных черкас города Обояни и Обоянского уезда Белогородской провинции Киевской губернии доли управителя Ивана Кононова, взятые в черкасских слободах у прикащиков и атаманов 1720 г.). Л. 231–235.

21. Богословский М. М. Областная реформа… С. 140.

22. Х. П. Переверзев до конца 1719 г. был комиссаром в Каменном и Недригайлове, а затем комиссаром в Путивле.

23. Готье Ю. В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. Т. 1: Реформа 1727 г. Областное деление и областные учреждения 1727–1775 гг. М., 1913. С. 27–30, 69, 103–105.

24. РГАДА. Ф. 1028. Оп. 1. Д. 275, 276, 291, 292.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции. "ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ" (г. Обоянь, 21 апреля 2012 г.). / Ред.-сост. А. И. Раздорский. Обоянь, 2013.



Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
23.10.2014 г.

См. еще:

Сборники:
Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову