РЫЛЬСК И РЫЛЯНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ
И КУЛЬТУРЕ (сборник)

автор: В. В. Коровин.

ИЗ ИСТОРИИ РЫЛЬСКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА

29 июня 2011 г. в нашей стране во второй раз отмечен День партизан и подпольщиков, имеющий статус Дня воинской славы России. Учреждение этой памятной даты связано с событиями 70-летней давности, когда были приняты основные программные документы по развертыванию борьбы в тылу войск противника - директива СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 г. и постановление ЦК ВКП (б) от 18 июля 1941 г., требовавшие: "В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов и дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д.; в захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия"(1).

В августе-сентябре 1941 г. на территории Курской области, как и в большинстве других прифронтовых регионов страны, начал осуществляться комплекс мероприятий по организации сопротивления немецко-фашистским оккупантам. В современных условиях государственные и ведомственные архивы, снимая гриф секретности с ряда документов военного времени, открывают для исследователей новые страницы летописи народной борьбы в тылу врага, что позволяет создать более объективное представление о происходивших событиях и явлениях.

Так, изучение рассекреченных документальных материалов в ГАОПИКО и АУФСБ КО требует дополнительного обращения к дискуссионной проблеме эффективности организационного оформления и результативности боевой деятельности курских партизан. Анализ исследованных архивных документов указывает на противоречивость истории и Рыльского партизанского отряда.

В 1941 г. работу по формированию партизанских отрядов и организации их деятельности в Курской области возглавил областной комитет ВКП (б). Непосредственное выполнение задач, связанных с организацией партизанского движения, было возложено на Управление НКВД по Курской области. Оперативные работники УНКВД выезжали в районы, где совместно с начальниками РО НКВД и секретарями РК ВКП (б) из состава истребительных батальонов отбирали в партизанский отряд 50-60 коммунистов и комсомольцев для боевой деятельности в тылу противника(2). К концу сентября 1941 г. подобная работа была проведена более чем в 30 районах Курской области, находившихся под угрозой оккупации.

В Рыльском районе 16 сентября 1941 г. из личного состава истребительного батальона сотрудником 4-го отдела УНКВД лейтенантом госбезопасности К. О. Бедиком было отобрано 36 человек для будущего партизанского отряда. Командиром и комиссаром временно назначались Ф. Т. Иванов и П. И. Петров, находившиеся с остальными бойцами на казарменном положении. В случае оккупации территории района намечался план отхода партизан двумя маршрутами: по правому берегу реки Сейм - в Ивановские леса, а также через урочище Мхи, далее оврагами и лесопосадками, минуя села Сучкино, Степановку и Мазеповку -- с выходом в Ивановские леса, где к отряду должны присоединиться представители советско-партийного актива(3).

Как следует из рапорта начальника отделения 4-го отдела УНКВД старшего лейтенанта госбезопасности В. А. Бакланова, к 22 сентября 1941 г. в Рыльский партизанский отряд были записаны 98 чел. Из них 77 чел. дали клятву партизана, пять человек от этой процедуры отказались(4). По возрасту почти 65 % личного состава оказалось старше 40 лет, и только 27 чел. (35 %) рождены в 1901-1910 гг. Самому старшему из значившихся в первом списке отряда, и. о. директора Рыльского лесхоза М. И. Фатееву в 1941 г. исполнялось 55 лет, а самому молодому - сельскому учителю Ф. М. Шевченко было 28 лет(5).

Для назначения командного состава отряда начальником РО НКВД были подготовлены служебные характеристики кандидатов: "Дроздов Иван Алексеевич (командир отряда - В. К.). В 1939-1941 гг. работал в должности заведующего райдоротделом, а в последнее время - председателем исполкома райсовета. В районе достаточно авторитетен, хорошо ориентируется. Политически развит хорошо. Обладает организаторскими способностями. В поведении и быту выдержан"(6).

Начальник штаба Дроздов Иван Васильевич, 1910 г. рождения, заведующий военным отделом Рыльского РК ВКП (б): "Имеет строевую военную подготовку комсостава запаса. Развитие политическое имеет достаточное. В бытовом отношении ведет себя нормально. В некоторых случаях склонен самоустраняться от принятия ответственных решений. Необходимым авторитетом в районе пользуется. Населенные пункты и жителей района знает хорошо"(7).

Комиссар отряда Майский Александр Терентьевич: "С 1939 г. - первый секретарь Рыльского РК ВКП (б). Политически развит достаточно. Авторитетом в необходимой мере пользуется. В личном быту резких отклонений, если не считать случаев выпивок, от нормального поведения не имеет. По своему характеру в некоторых случаях проявляет неуравновешенность, резкость, граничащие с неуместной грубостью и тенденцией к превышению своих прав"(8).

Одним из основных направлений работы по подготовке к развертыванию партизанского движения стала закладка баз вооружения и продовольствия. Согласно отчетным документам, продукты и боеприпасы для Рыльского партизанского отряда закладывались в лесу подсобного хозяйства совхоза "Марьино". Так, в урочище "Крапивка" (7 км от с. Ивановское) на двухметровую глубину были зарыты 300 кг хозяйственного мыла, 300 кг сыра, 200 кг топленого масла, 10 винтовок, 4000 патронов к ним. Всего для обеспечения рыльских партизан выделялись: 1 т сала, 1 т пшена, 1 т крупы, 700 кг меда, 3 т муки, 1 т соленого мяса, 1 т сухарей, 200 кг сахара, 520 пачек махорки и другое имущество(9).

Необходимо отметить, что для выполнения специальных заданий в тылу противника еще в июле 1941 г. в Рыльском районе сотрудники УНКВД провели вербовку агентурной сети и резидентуры. 127 человек изъявили желание принять участие в этой работе. Но как показала проведенная в 1945 г. проверка, вся оставленная на оккупированной территории агентурно-разведывательная сеть бездействовала. А некоторые завербованные открыто сотрудничали с противником. Например, агент В. М. Самойлов работал городским головой в Рыльске, а затем в Хомутовке командовал карательным отрядом по борьбе с партизанами. Агент А. И. Шестернев работал старостой улицы, выдавал местных жителей оккупантам, покинул город вместе с отступавшими немецкими войсками. Хотя 17 июля 1941 г. он давал подписку: "…Во имя спасения социалистической Родины от фашистских разбойников обязуюсь остаться на территории, занятой противником, для борьбы против него диверсионными и террористическими действиями. Клянусь перед советским народом, перед Родиной, перед великим Сталиным, что буду защищать свою Родину от нашествия фашистских варваров… до последней капли своей крови"(10).

30 сентября 1941 г., за день до вторжения немецко-фашистских войск на территорию Курской области, бюро обкома ВКП(б) приняло постановление, согласно которому немедленной мобилизации подлежали группы, численностью 20 человек каждая, из шести партизанских отрядов, в том числе Рыльского(11). Фактически мобилизация партизанских отрядов западных районов области в базовые леса происходила уже в условиях начавшейся вражеской оккупации.

3 октября 1941 г. 35 партизан во главе с начальником штаба И. В. Дроздовым были отмобилизованы в Ивановский лес, сосредоточившись в урочище Городище. Остальные 40 бойцов во главе с комиссаром А. Т. Майским покинули Рыльск во второй половине дня 5 октября, когда немецко-фашистские войска начали наступление на город. Бывший начальник Рыльского лесопункта, партизан М. С. Ефимцев сообщал об оставлении райцентра следующее: "В 13 часов 5 октября меня вызвали в РО НКВД, где поставили задачу отправиться для разведки в Хомутовский район. В момент получения задания начался артобстрел Рыльска. Выйдя из здания на улицу, мы увидели на большаке Крупец - Рыльск два танка, которые обстреливали город"(12).

Из показаний бойца отряда А. А. Машина следует, что "партизаны уходили из города поодиночке в заранее условленное место, где собралось руководство отряда, за исключением И. А. Дроздова, который был арестован немцами. Собралось около 40 человек. Весь отряд с комиссаром Майским ушел в Ивановские леса, где находились до 15 октября"(13). Отпустив часть партизан домой, комиссар с оставшимися бойцами на некоторое время расположился на базе Дома отдыха в Марьино, где в этот период дислоцировался штаб и части 2-й гвардейской стрелковой дивизии.

При отступлении красноармейцев в направлении Курска рыльские партизаны перебрались в Банищанский лес. Через несколько дней комиссар отряда А. Т. Майский отпустил последних бойцов, а сам отправился в распоряжение обкома ВКП (б). Отмечая трудности, с которыми пришлось столкнуться отряду на начальном этапе, опрошенные впоследствии бойцы называли недостаток продовольствия, простудные заболевания, охватившие почти весь личный состав, находившийся в лесу, а также невозможность сохранения конспирации перед местным населением, которое многих партизан знало лично(14).

Таким образом, уже в последней декаде октября 1941 г. Рыльский партизанский отряд как боевая единица прекратил существование. Областными органами власти предпринимались попытки восстановить это формирование. Так, 22 ноября 1941 г. вновь назначенному командиру отряда, второму секретарю Рыльского РК ВКП (б) А. В. Ермолаеву и комиссару А. Т. Майскому был дан приказ отправиться в район к месту расположения отряда, собрать весь личный состав и немедленно приступить к выполнению боевых задач по уничтожению живой силы противника, совершению диверсий на коммуникациях и ведению разведки вражеского тыла. Ставилась и задача установления регулярной связи между отрядом и 4-м отделом УНКВД методом посылки не реже трех раз в месяц связных с донесением о проведенных боевых операциях и получения дальнейших указаний. Но приказ о реорганизации Рыльского партизанского отряда выполнен не был.

В мае 1942 г. для организации партизанских групп в Рыльском районе были подготовлены организаторы: 43-летний колхозник Н. М. Рекунков, 18 летний рабочий И. А. Иванов, разведчица В. С. Родионова, работавшая до войны народным судьей в Стрелецком районе(15). Но информацию о направлении этой группы через линию фронта в архивных документах обнаружить не удалось. Кроме того, в июне 1942 г. во Льговский и Рыльский районы были направлены член подпольного обкома ВКП (б) Я. П. Лазарев и члены подпольного обкома ВЛКСМ. Однако Лазарев так и не смог переправиться на оккупированную территорию и возглавить партизанское движение в западных районах Курской области(16).

Отдельных патриотов, проживавших в населенных пунктах на западе Курской области, в феврале 1942 г., благодаря активизации агитационно-разъяснительной работы, удалось объединить в партизанский отряд № 1 им. Ворошилова, созданный на территории Хомутовского района. В подчинение его командованию перешла группа партизан Крупецкого района, в отряд также вошли жители Рыльского и Конышевского районов. Таким образом, появилось крупное партизанское формирование, численность которого только в течение февраля месяца увеличилась с 640 до 860 чел. После проведения серии успешных боевых операций местом его постоянной дислокации до конца 1942 г. стали Хинельские и Брянские леса.

Брянским штабом партизанского движения на зимний период 1942/43 гг. был разработан план мероприятий по развитию партизанского движения в южных и западных районах Курской области, который предусматривал организацию рейда специально сформированным отрядом по маршруту: Хинельские леса - Ивня - Трубецкое - Колодезь. Основными задачами рейдового отряда были: создание боеспособных отрядов и групп в Рыльском, Льговском, Ивнянском, Белгородском, Солнцевском районах; организация крушения поездов на железных дорогах Харьков - Белгород - Курск, Суджа - Льгов - Брянск; разгром мелких гарнизонов противника с целью захвата их материальной базы для нужд отрядов(17).

Зимой 1942/43 гг. в результате проведения партизанами ряда успешных боевых операций и агитационно-разъяснительной работы в оккупированных населенных пунктах наблюдался приток местного населения в партизанские отряды. Это позволило создать новые формирования в тылу противника. 27 декабря 1942 г. был издан приказ № 24 по Второй Курской партизанской бригаде, на основании которого предписывалось "в целях расширения партизанского движения в Рыльском районе Курской области взвод 1-го батальона в числе 26 человек выделить в самостоятельный отряд Рыльского района, передав ему все вооружение и боеприпасы, имеющиеся в этом взводе. Дополнительно выделить 10 человек с винтовками (из 2-го батальона - 5 чел., из 3-го батальона - 3 чел., из 5-го батальона - 2 чел.). Назначить командиром партизанского отряда председателя Рыльского райисполкома Дроздова Ивана Алексеевича, замполитом - политрука Евсеенкова Степана Иосифовича. Присвоить звание партизанскому отряду им. Фрунзе"(18).

1 января 1943 г. из жителей Рыльского района, входивших в отряд им. Боженко, создан отряд им. Кирова(19). В немалой степени росту численности отрядов способствовало начало крупного наступления Красной Армии на советско-германском фронте, повлекшее освобождение областей Центрального Черноземья.

С 17 февраля по 8 марта 1943 г. партизанские отряды Второй Курской партизанской бригады совместно с частями Красной Армии вели бои против немецко-фашистских захватчиков за освобождение Льговского, Дмитриевского, Конышевского и Рыльского районов. В течение 20-23 февраля 1943 г. партизаны отряда им. Фрунзе разгромили немецкий гарнизон в с. Бупел, с боем заняли села Мухино, Студенок (Луговое) Хомутовского района и хутор Жилище Льговского района, имеющие важное тактическое значение для продвижения частей РККА вдоль западного берега реки Сейм и контроля над автодорогой Льгов - Рыльск - Крупец(20).

О взаимодействии 248-й отдельной Краснознаменной стрелковой бригады полковника И. А. Гусева с партизанами отряда им. Фрунзе содержатся сведения в краткой характеристике боевых действий соединения: "Ночью с 26 на 27.02.43 г., согласно шифрограммы штарм 60 [(штаба 60-й армии) бригада] передислоцировалась в р-н Студенок - Капыстичи и совместно с Курской партизанской бригадой в ночь с 28.02.43 на 1.03.43 г. овладела Нижн. Чупахино, Алтуховка, Конопляновка, Асмолово, Кольтичеево, Березники"(21).

Партизанский отряд им. Фрунзе самостоятельно действовал в тылу противника в течение 2,5 месяцев. В сводной таблице результатов боевой деятельности отряда наиболее реальная цифра - 376 истребленных солдат и офицеров противника - карандашом исправлена на 976, что представляется маловероятным, если судить по дневнику боевых действий отряда(22).


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Цит. по: Логунова Т. А., Мошков Ю. А. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1945): Сб. док. и материалов. М., 1969. Вып. 1. С. 5-7.

2. АУФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 191. Т. 1. Л. 38-40.

3. Там же. Д. 203. Т. 1. Л. 169 об.-170.

4. Там же. Т. 4. Л. 28.

5. Там же. Т. 1. Л. 6-10.

6. Там же. Л. 2.

7. Там же. Л. 4.

8. Там же. Л. 5.

9. Там же. Л. 129 об.-130.

10. Там же. Т. 2. Л. 35-37, 40, 94.

11. ГАОПИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2622. Л. 74-75.

12. АУФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 203. Т. 4. Л. 29.

13. Там же. Л. 47-47 об.

14. Там же. Д. 54. Л. 13, 17.

15. Там же. Д. 203. Т. 1. Л. 27.

16. ГАОПИКО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 41. Л. 157-158 об.

17. ГАБО. Ф. П-1650. Оп. 1. Д. 134. Л. 28.

18. Там же. Д. 251. Л. 13.

19. ГАОПИКО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 22. Л. 14, 15, 17, 19, 21.

20. Там же. Д. 134. Л. 16

21. ЦАМО РФ. Ф. 2051. Оп. 1. Д. 1. Л. 5 об.

22. ГАОПИКО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 102. Л. 13-14; Д. 47. Л. 120-121; Д. 155.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции "РЫЛЬСК И РЫЛЯНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ". (г. Рыльск, 3 июня 2011 г.). Ред.-сост. А. И. Раздорский. Рыльск, 2012.


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
29.06.2016 г.

См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


В.А. Просецкий.
Рыльск
Воронеж, 1977

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову